?

Log in

< back | 0 - 10 |  

Нашел где можно скачать фильм Гарри Поттер и Принц-Полукровка

Июль, 18, 2009 (11:19)

нашел в интернете один сайт, на котором фанаты фильма Гарри Поттер и Принц-Полукровка деляться ссылками, где можно скачать фильм Гарри Поттер и Принц-Полукровка.

Счастье по-своему. Глава 3. Добро пожаловать, или посторонним вход запрещен.

Март, 2, 2009 (10:16)

Глава 3. Добро пожаловать, или посторонним вход запрещен.


Верю, день придет, когда свидимся мы снова.
Всех вас вместе соберу, если на чужбине
Я случайно не умру от своей латыни.
Если не сведут с ума римляне и греки,
Сочинившие тома для библиотеки,
Если те профессора, что студентов учат
Горемыку школяра насмерть не замучат,
Если насмерть не упьюсь на хмельной пирушке,
Обязательно вернусь к вам друзья-подружки.

Максим Леонидов «песенка студента»


Непонимание и волнение росло. Будущие студенты и ученики старших курсов потянулись за своими палочками.
-Пойду, узнаю, что происходит, - держа палочку наготове, выпрыгнул из кареты Гарри.
- Прошу соблюдать спокойствие и не покидать своих карет, - заметил студента один из кентавров. – Это всего лишь новая охрана школы Хогвардс.
Гарри медленно спрятал палочку в кармане мантии и, постоянно оглядываясь, не спеша вернулся к своей карете. Учащиеся, пристально следившие за действиями Юноши- Который-Победил, успокоились и принялись с любопытством смотреть по сторонам. Напряжение сразу спало, опять послышался смех и шум многих голосов.
Тем временем кентавры приблизились к воротам и начали нараспев что-то читать на непонятном наречии. Через мгновение ворота Хогвардса наконец-то распахнули свои объятия!
-Во дают! – раздался чей-то голос.
Колеса экипажей снова дружно загрохотали по мощеной дороге, которая вела прямо к одному из входов в Хогвардс.
Кареты по одной подъезжали к входу, из них выходили ученики и проходили во внутрь здания.
-Приветствую вас в стенах школы волшебства Хогвардс, - в помещении, куда проходили все только что прибывшие учащиеся, стояла в клетчатой мантии профессор МакГонагалл.
- Здравствуйте, профессор, - раздался громкий юношеский голос.
- О, мистер Поттер, мистер Уизли и мисс Грейнджер, рада вас видеть. Надеюсь на ваше примерное поведение в этом году, - немного улыбнувшись, предупредила своих старых учеников профессор. Друзья рассмеялись.

-Софи, стой, - Сириус крепко схватил девушку, которая пыталась пробиться в первые ряды, за запястье.
-Блэк, кретин, мне же больно, - прошипела Софи, - отпусти!
-Куда ты лезешь? Там МакГонагалл! – проговорил Сириус, увлекая Софи в наиболее темный угол помещения.
- Ты теперь ото всех своих старых знакомых по углам прятаться будешь? - в бешенстве шептала Софи.
-Нет, просто ей не стоит видеть меня раньше времени. Пусть обратят внимание только в Большом зале – времени посовещаться у них меньше будет.
- Псих, - уже успокаиваясь и оглядывая своды старого помещения, ответила мисс Блэк. Потолок помещения был низким, казалось, еще чуть-чуть и нужно будет склонять голову. Зато его свод был украшен старинными надписями на латинском языке.
-Здесь описано как основывался Хогвардс, - прокомментировал Сириус, увидев чем заинтересовалась его спутница, - именно на этих писаниях основаны все легенды об учреждении школы. Других более достоверных источников так и не было найдено.
-Прошу построиться всем по парам, - раздался громкий, голос декана Гриффиндора, прервавший произвольную лекцию Сириуса, - уважаемые абитуриенты, я прошу вас задержаться. Остальные могут проходить.
Часть моря мантий схлынула черной волной.
-Уважаемые студенты, сейчас вы будете сопровождены профессором Метколмом в Большой Зал. Там для вас приготовлен отдельный стол. Напоминаю, вы не будете распределены по традиционным факультетам Хогвардса.
Сама же профессор МакГонагалл осталась ждать первоклассников, которые традиционно переправлялись через озеро. Новый профессор Метколм – пожилой человек с явными итальянскими корнями – возглавил процессию студентов, идущую в Большой Зал.

-Как же здесь красиво, - произнесла потрясенная Блэк, войдя в зал за профессором Метколмом. Сириус только улыбался, наблюдая за реакцией подруги. У главного зала не было потолка, вместо него на новичков смотрело ночное небо, а с ним луна и звезды, которые порой кокетливо прятались за облака. Для освещения огромного, казавшегося даже бесконечным помещения, использовались тысячи свечей, парящих на разной высоте в воздухе. От стен отражалась приятная, мелодичная музыка. Иногда помещение пересекали почти прозрачные и поэтому едва заметные призраки. Даже волшебникам казалось, что они попали в сказочный замок сильного и доброго волшебника, которые продолжали жить на страницах старинных книг.
- Да, здесь есть на что залюбоваться, - сообщил Рон, проходя мимо замерших на месте иностранцев.
Мигнуло несколько вспышек от колдофотоаппарата.
- Я снова дома, - прошептал про себя Гарри Поттер, следуя за Уизли.
Гарри не был в стенах любимой школы уже более года, так что он с наслаждением рассматривал знакомые и родные стены замка, украшавшие их портреты, спрятавшиеся в углах доспехи.
Дав впервые здесь находившимся студентам насладиться волшебством главной залы, Риккардо Метколм попросил всех рассаживаться. В зале поднялся шум – двигались стулья, знакомились с соседями по столу, болтали. Тем временем из-за стола преподавателей медленно поднялся директор Хогвардса, огладил свою длинную седую бороду и улыбнулся всем присутствующим своими голубыми лучезарными глазами, смотревшими из-за очков-половинок.
- Прошу минуточку внимания, - послышался голос Дамблдора. Зал замолк. Сотни глаз внимательно посмотрело на вставшего главу школы. Директор, еще раз окинув весь зал оценивающим взглядом, начал говорить: - «Чего только не испытал Хогвардс, свидетелем каких только событий он не стал, и вот новый сюрприз – новые учащиеся. – Директор повернулся к первоклашкам, которые стояли в мучительном ожидании распределения - и, конечно, наши пока еще абитуриенты. Что год грядущий нам готовит? Но пока прервем наши размышления, Минерва, внесите, пожалуйста, Распределительную шляпу».
Сириус не любил распределение, он считал это скучным и недостойным внимания процессом, поэтому увлек Софи рассказами о своем мародерском прошлом. Сириус замолчал только, когда директор снова начал произносить речь:
«Хогвардс рад стать гостеприимным хозяином и открыть свои двери новым учащимся! Мы вместе будем постигать новое и неведомое, учиться жить в мире и уважать другие культуры и традиции! Для колдовского мира наступила новая эра- эра сотрудничества и взаимной помощи! И я рад, что именно Хогвардс послужил примером, первым шагом к пониманию и служению цели объединения волшебников всех стран. Однако, юные волшебники и волшебницы,- директор хитро подмигнул кому-то из зала, - жить в мире невозможно без соблюдения общих правил. Пока вы являетесь учащимися Хогвардса, вы должны воздерживаться от посещения Запретный леса, использования некоторых колдовских шутих и предметов, полный список которых может предоставить любопытным уважаемый мистер Филч. Также перемещение по коридорам Хогвардса после десяти часов для учеников и после 12 для студентов запрещается. Желающим ознакомиться поближе с Англией будут предоставлены возможности отправиться в туристические поездки, а также остаются посещения деревни Хогсмид учащимися старше 3 курса по выходным
А сейчас начнем погружение в омут колдовства.
Дамблдор хлопнул в ладоши, и пир начался.

По привычке, а может уже и негласной традиции, Гарри сидел между Роном и Гермионой. Рядом расселись оставшиеся в живых знакомые, среди которых не хватало Невилла и Колина, Падмы и Луны, близнецов Уизли, Алисии Спинет и Сьюзен Боунс, а также еще многих и многих других, которые уже никогда не будут рядом.
На столах появилась традиционная гербовая посуда Хогвардса, а вслед - и угощения. Как и во время турнира Трех Волшебников, домовики приготовили национальные блюда многих стран, так что сейчас можно было попробовать пасту, сало, гамбургер, буррито, чахохбили, баварские сосиски, несколько видов сыров, холодец, бьенманже, борщ, суши, горсти винограда и даже яичницу из яиц страусов. Блюд было так много, что застолье затянулось – ведь попробовать хотелось все!
Джинни чуть толкнула сидящую рядом Гермиону и заставила ту обратить внимание на Лаванду. Девушка просто была в ступоре, глаза жадно блуждали по столу в поисках чего-нибудь нового и вкусного, желудок находился в переполненном состоянии, разум уже просто скандировал, что с едой пора заканчивать – фигуру можно испортить. Поэтому, когда Лаванда нашла глазами торт, ее рука непроизвольно потянулась за кусочком, но в последний момент, в неимоверной борьбе с собственной совестью была отдернута. Однако уже через несколько минут Браун предприняла новую попытку по утихомириванию совести и поеданию торта. Гермиона и Джинни немного посмеялись над мучающейся совестью Лавандой и продолжили свою трапезу. Когда уже самые проголодавшиеся насытились, Дамблдор возвестил о завершении праздничного ужина и попросил одного из преподавателей школы показать иностранным студентам их комнаты.

Уже знакомый абитуриентам профессор Метколм показывал дорогу новым учащимся к студенческому крылу. Когда учащиеся шли по широкому коридору, неожиданно рядом с Гарри Поттером возник Драко Малфой. Гермиона, которая шла позади своего друга, напряглась. Помня не только о вечной вражде студентов Слизерина и Гриффиндора, но и личной неприязни между Гарри и Драко, девушка не надеялась на мирный исход встречи. Однако, к великому изумлению бывшей грифиндорки, все обошлось. Ребята не только пожали друг другу руки, но и перекинулись парой слов.
-Гарри, что это было? – заинтригованная Гермиона подошла к парню и потребовала объяснений происходящему.
-Ты о чем? – не сразу понял тот, - о Драко?
-Ну да. Еще недавно заклятые враги, а сейчас… Почему ты с ним поздоровался? – по прежнему недоумевала девушка.
- Времена меняются, люди меняются, - загадочно ответил Поттер.
Гермиона закатила глаза. Она ненавидела, когда ее друг отвечал подобным образом. Но опыт общения предшествующих лет показывал, что выпытать правду из Гарри было невозможно, приходилось ждать, когда он сам снизойдет до объяснений. Как правило, долго ждать не приходилось.

-Уважаемые абитуриенты, - громко проговорил сопровождающий преподаватель. – Для каждого из вас приготовлена отдельная комната. Обратите внимание, что на каждой двери под номером написана и имя и фамилия хозяина комнаты. Итак, хорошо вам обжиться на новом месте и спокойной ночи.


***

-Спать? Сириус, нет! – Подушка, пущенная сидящей на кровати Софи, попала точно в затылок разбирающему вещи Сириусу. - Мы на новом месте! Тут надо все разведать!
-На новом? – Не отвлекаясь от размещения одежды по полочкам, ответил Сириус.
-Ну ладно, я на новом! Не хочешь как хочешь, если меня утром не будет, можешь приниматься за розыск моей персоны, - неуемная Софи вскочила со своего места, дала подзатыльник Блэку и направилась к двери.
-Стой, - громко и властно крикнул Сириус. Девушка от неожиданности остановилась.
-Ты чего орешь, совсем крышу снесло? – недовольная Софи вопросительно смотрела на своего друга.
-Не стоит влипать в неприятности, еще и не начав учиться, - пояснил Сириус.
-И это говоришь ты? Человек, который не вылезает из приключений и неприятностей? – недоумевая, возразила Софи. – Дай мне развлечься. Я не прошу пойти со мной, просто не мешай. Уйди, - попыталась оттолкнуть перегородившего ей дорогу молодого человека.
-Я тебя отстраню! Не последуешь моему приказу и поедешь обратно в Россию, – освобождая проход, спокойно проговорил Блэк. Софи, подойдя ближе к парню, сильно ударила его по щеке, неожиданно расплакалась и убежала, хлопнув дверью. Сириус так и остался стоять в недоумении, непроизвольно потираю покрасневшую щеку.



***
Утром Софи с трудом открыла глаза. Надо было идти на завтрак, но сил оторваться от подушки не находилось.
-Надо! – сама себя заставляла двигаться Блэк, - мне еще с директором сегодня беседу вести. Софи все же сползла с кровати и доплелась до душа. В ванной комнате девушка подошла к зеркалу, оттуда на нее смотрело не выспавшееся бледное лицо с опухшими от слез глазами. Софи собрала не расчесанные волосы в хвост, опять взглянула на себя в зеркало и осталась недовольна. Ее неестественно острые ушки очень выделялись, что жутко раздражало блондинку. Блэк вздохнула и снова распустила волосы, потянувшись за расческой.
Минут через 20 Софи была готова и уже спускалась по одной из многочисленных лестниц Хогвардса в Большой зал на завтрак.
- Плохо выглядишь, сестренка, - участливо сказал Сириус, который уже сидел за столом и с удовольствием поглощал завтрак.
- И тебе доброе утро,- устраиваясь рядом с Блэком, сказала Софи. Оба вели себя так, что как будто вчера ничего не случилось.
- Как же внимательно они за мной наблюдают, - еле слышно проговорил Сириус, косясь на стол преподавателей.
-Я чего ты ожидал? Что все сделают вид, что ничего не видят и ничего не слышат? – тоже взглянув за стол преподавателей, отвечала злая и не выспавшаяся Софи, - я думаю, тебе стоит напомнить, что я и Вероника предлагали тебе зелье, изменяющее внешность.
-Да помню я! – моментально ощетинился Блэк, - и хватит огрызаться, если у тебя неудачное утро – остальные в этом не виноваты.
-Ты сам говорил, что нужно отвечать за свои поступки, - не унималась Софи, нарочно задевая чувства своего собеседника.
-Только вот за твои поступки отвечают слишком многие, - огрызнулся Сириус, девушка побледнела и ничего не ответила.
Софи и Сириус продолжили завтракать, не сказав друг другу больше ни слова.
Софи еще неохотно дожевывала свой завтрак, когда уже почти все учащиеся покинули зал. Очень ей не хотелось идти к директору. «У меня аллергия на начальство» - всегда говорила юная Блэк, когда нужно было общаться с преподавателями, начальниками и другими подобными поставленными руководить тобой личностями.
« Жаль, что всем студентам специально сообщили пароль от кабинета директора, а то какая была возможность откосить» - думала про себя девушка, идя по широкому коридору в сторону кабинета Дамблдора. Она часто останавливалась и любовалась картинами или доспехами. Московская и питерская школы, в которых ей довелось побывать, находились в пределах маггловских городов. Поэтому они мало чем отличались от обыкновенных домов. Они не были столь старинными и большими как Хогвардс. Внимательно смотря по сторонам, сверяясь периодически с планом, который ей вчера нарисовал Сириус, Софи добралась до двух статуй горгулий, которые охраняли проход в кабинет Директора.
- Леденец на палочке, - четко произнесла девушка. Проход на винтовую лестницу был открыт.
- Профессор, к вам можно? – девушка, чуть запыхавшаяся от быстрого подъема по крутым каменным ступенькам, постучалась в деревянную дверь кабинета.
- Здравствуйте, мисс Блэк, что вас привело ко мне?- отвлекаясь от своей работы и поднимая глаза на Софи, приговорил Директор.
- Я хотела бы получить ваше согласие на то, чтобы сегодня открыть портал, по которому в школу попадет еще одна наша студентка, - смотря прямо на Директора, проговорила Софи. Этот пожилой человек ей нравился. Он казался ей таким мудрым, терпимым, эдаким добрым дедушкой, который в один миг может решить любые проблемы.
- Спасибо мисс, что напомнили мне о портале. Ваши преподаватели также направили мне письмо с просьбой разрешить данную операцию. Портал будет открыт в 17 часов прямо в вашей комнате, чтобы не привлекать дополнительного внимания. - Внимательно смотря на свою гостью, произнес тихим голосом Директор. – Будете лимонную дольку? – в длинных, поразительно худых пальцах Дамблдора появилась баночка со сладостями.
- Спасибо, - аккуратно достав одну и откусив от дольки кусочек, поблагодарила Софи. – Я могу идти, профессор?
-Если вас больше ничего не интересует, то приятного Вам дня, мисс.
Директор слегка взмахнул пальцем, и тяжелая деревянная дверь отворилась, освобождая проход все к той же винтовой лестнице.
Чем себя занять далее девушка не знала, так что отправилась просто гулять по замку.
Школа днем казалась еще более непреступной и устрашающей, чем показался девушке ночью, когда они только прибыли. В сумраке ночи замок был сказочным, необычным и даже потусторонним, но сейчас в свете дня из окон пропали блики миллионов свечей – стали больше выделяться многочисленные, но небольшие окошки. Стекла некоторых из них строго охранялись старинными чугунными решетками, что не придавало внешнему виду Хогвардса гостеприимности доброго хозяина. Многочисленные башни из серого камня стремились в высь, как будто стараясь дотянуться до неба, чтобы увидеть, что же там, за облаками. А толстые стены дышали огромной, немного пугающей силой. И только лес, со своими вековыми деревьями, окружавший серого гиганта плотным зеленым полукольцом, мог сдерживать его разрушительную силу, умиротворить взбалмошного гиганта.


***

Сириус доел свой завтрак и, не сказав Софи не слова, ушел. Настроение у него действительно было паршивое. Он все утро, сидя в своей комнате, придумывал слова, которые должны быть сказаны директору. Старался представить какие вопросы могут быть заданы. Думал- думал, а в итоге так ничего и не придумал. Речь не складывалась, волнение не проходило. Решив, что прогулка может помочь, Сириус пошел шататься по замку. Насладиться одиночеством он так и не успел.

-Профессор Дамблдор, здравствуйте, можно с Вами поговорить? – Сириус, случайно встретив директора в коридоре, посчитал, что это судьба, и что нельзя упустить представившуюся возможность.
-Что вы хотели, молодой человек? – внимательно глядя на студента, проговорил старый Директор.
- Я надеюсь на беседу в конфиденциальной обстановке, - настаивал студент.
- Что ж, если вы настаиваете. Пройдемте ко мне в кабинет, - легко согласился Дамблдор.
Как и четыре года назад те же горгульи – охранники, та же крутая винтовая лестница. И кабинет, с жердочкой для феникса Фоукса, с десятком любопытных портретов предыдущих директоров и директрис, с многочисленными магическими приспособлениями.
- О чем вы хотели поговорить, Сириус Блэк? - глаза за стеклами очков сверкнули любопытством.
- Вы не против того, что я присяду, - Сириус расположился в кресле около самого камина. Дамблдор сделал рукой приглашающий жест. – Я хотел бы поговорить о себе.
Сириус волновался, в голове все смешалось, но он старательно не подавал виду, что слабо готов к беседе. Он понимал, что если он не расскажет все сейчас, но это вряд ли произойдет позднее.
Директор, неслышно кряхтя, сел за свой стол и пристально наблюдал за поведением этого молодого человека. Он уже мало сомневался в том, что перед ним отпрыск древнейшего семейства Блэков. Гордая осанка, жесткая немногословная манера речи, черные прямые волосы, глаза – все выдавала в нем аристократа семейства Блэков. Но вот только как это возможно?
- У меня была странная жизнь. Я провел 12 лет в застенках Азкабана, меня считали сумасшедшим, убийцей, предателем, мне желали смерти. Я выжил, сбежал, вернул себе родных и друзей и не сошел с ума. А потом опять угроза заточения, и опять неожиданная помощь. Гарри, Гермиона и гиппогриф Клювокрыл. Через 3 года меня убила собственная кузина в Отделе Тайн. Забавно. Наверно где-то даже есть моя могила, правда, профессор? – Сириус пока говорил не отрывал взгляда от успокаивающего его огня, но тут посмотрел прямо в по-старчески прозрачные глаза директора.
- Нет, Гарри отказался тебя хоронить, Сириус, - Дамблдор, основываясь на некоторых упомянутых деталях, известным узкому кругу людей, убедился, что перед ним живой отпрыск Вальпургии Блэк.
- От смерти меня опять спас случай. Если вы вспомните тот год, год мой смерти, - Сириус слегка усмехнулся, - то сможете вспомнить одно политическое событие. В то время с неофициальным визитом в Англию прибывал министр международных дел магической России, вместе с ним приехала и его дочь. Россия долгое время являлась закрытой, она не участвовала в событиях первой Черной войны. Редкие волшебники покидали приделы собственной родины, ни одно консульство не было открыто на ее территории. Следовательно, приезд дипломата из этой страны событие необычное, даже исключительное. Остановлю свое внимание непосредственно на этом дипломате. Все члены этой семьи - одни из самых сильнейших волшебников страны, да еще и с богатой фамильной историей. У этой семьи есть еще одна особенность. Они могут воскрешать людей, но только один раз в своей жизни.
На этом портреты удивленно зашептались.
-Уважаемые коллеги, прошу сохранять тишину. Обсуждения оставим на потом, - призвал разволновавшихся портретов к тишине Дамблдор. – Извини, продолжай.
- Прошу так же заметить я не зомби, не труп, а совершенно нормальный человек, что исключает применение некромантии (Дамблдор утвердительно кивнул). Как правило, к такому акту мага долго готовят, так как это требует много магических и физических сил. Воскрешают деятелей искусства, науки и других заслуженных людей. Но здесь вышла оплошность, меня воскресила молодая девушка, затратив почти все физические силы и полностью отдав магические. Как вы понимаете, к такому колдовству она была не готова, да еще никто и не знал о совершаемом ритуале. Узнав о такой необдуманной выходке своей дочери, дипломату пришлось в спешном порядке покинуть Англию, забрав умирающих девушку и меня.
- Сириус, почему умирающих? - отправляя в рот неизменную лимону дольку, поинтересовался Альбус Дамблдор. – С девушкой понятно – затрата колоссальных сил, а ты?
- Воскрешаемый полностью зависит от воскресителя на протяжении первых двух лет его жизни. Магическая и физическая силы становятся, если так можно сказать, одни на двоих.
- Как интересно. Я слышал о подобных возможностях некоторых русских фамилий, но считал лишь легендой, - облокотившись на ручку стула, попытался подняться директор.
- Вам помочь? – моментально вскочил Сириус, помогая подняться своему учителю. Он был поражен тем, как сильно постарел директор. Альбус по-прежнему был внимателен, уникально прозорлив, умен, но от него уже не исходила былая магическая мощь.
- Ты снова молодой, Сириус. А я дряхлею, силы меня покидают. Война обошлась нам слишком дорого, - поддерживаемый сильными руками Сириуса Дамблдор встал. – Мне все сложнее бороться с наложенным на меня проклятием.
Директор аккуратно смешал жидкости из двух сосудов и залпом их выпил.
- Что ж, вернемся к нашей беседе. Почему ты стал таким молодым? – зелье подействовало. К директору вернулись силы, былая ловкость движений.
- Про молодость: человек воскрешается в возрасте младенца, но потом очень быстро растет, достигнув возраста, когда восприимчивость к магии наибольшая рост замедляется. – Сириус был доволен. Разговор прошел куда легче, чем он представлял. Он сумел заставить директора поверить ему.
- Блэк, я хотел бы тебя предупредить на случай, если ты захочешь официально признания тебя живым. Судебное дело о признании тебя невиновным в убийстве маглов и служении Волан-де-Морту было начато, но приостановлено. Потом из-за тяжелого положения страны отложено на неопределенный срок. Рассмотрение больше не возобновлялось, - директор улыбался. Он заметил как расслабился Сириус, как развалился в кресле и улыбается.
- Спасибо, Альбус. Я пока побуду гражданином России, - подмигнув портрету своего предка, сказал Блэк.
- И еще один, личный вопрос: почему она тебя воскресила?
-Я не знаю, почему она ослушалась семейной, даже государственной традиции. Она мне так и не объяснила. Любовь? Уж больно сомнительно, не думаю. – Сириус сам интересовался когда-то причинами такого опрометчивого поведения Софьи, но так и не добившись вразумительного ответа, плюнул и забыл.
Потом они еще долго разговаривали за чашкой чая. У каждого была масса вопросов друг к другу. Сириус, хоть и старался следить за событиями в Англии, но многих интересовавших подробностей он не знал. А Дамблдор впервые общался с человеком, который не только узнал что такое смерть, но и смог вырваться из ее цепких лап, не потеряв тела и своей человеческой сущности.

-Ты еще не знаешь, мой мальчик, на что способна любовь, - сказал директор в конце их продолжительного разговора. Сириус только хмыкнул в ответ.

***

В половину пятого Сириус и Софи сидели в комнате последней. Софи еще была зла на Блэка и ждала извинений. Парень считал себя абсолютно правым, так что мириться, а тем более извиняться не спешил. Разговор не клеился, поэтому каждый решил заниматься своим делом. Сириус, абстрагируясь от показательно отвернувшейся от него Софи, обдумывал информацию, полученную от Дамблдора. Софи играла на гитаре. Вероника, как обычно, опаздывала. Только в пятнадцать минут шестого в воздухе вспыхнули и моментально погасли несколько искорок. Воронка портала начала медленно открываться.
-Привет! – из черного, как будто засасывающего пространство смерча, появилась улыбающаяся девушка, - чего такие кислые? Опять поругались?
- Да, слегка не сошлись во мнениях, - подошедший Сириус чмокнул подругу в щеку.
- Привет! Как я по тебе соскучилась, - кинулась обнимать подругу Софи.

***

- Гарри, как мы оторвемся в этом году! Затусим! – мечтательно поглаживая бутылку из-под сливочного пива, промурлыкал Уизли.
Ребята сидели в баре мадам Розмерты. Здесь они были около года назад, а может даже и больше. Бар, пострадавший во время нападения Пожирателей на Хогсмид, был восстановлен. Хозяйка, как и в прежние времена, добродушно улыбалась своим посетителям, разносила заказанные напитки, громко стуча своими каблуками по деревянному полу, и благосклонно принимала знаки внимания уже немного захмелевших завсегдатаев.
-Рон, прекрати! Я не думала, что ты настолько изменишься! - Гермиона не смогла скрыть своих эмоций, и на лице отразилось чувство пренебрежения к человеку еще недавно бывшему ей лучшим другом.
-Герм, что касается изменений! Кто бросил разваливающуюся страну и ускакал в объятия своему известному болгарскому ловцу восстанавливать Думстранг? – недавно начавшиеся выяснения отношений набирали новую силу. Те, кто сидел за соседними столиками, повернули головы, показывая свое недовольство столь шумным поведением молодых людей. Кто-то начинал прислушиваться. Знаменитости ссорятся!
-Рон, как ты смеешь! Пойми, что та страна нуждалась в большей помощи, чем мы! И как тебе не надоело постоянно меня этим попрекать? Это мой выбор! И ни тебе судить! – не сдерживая эмоций, отбивалась от нападок Рона Гермиона.
-ЭЙ! Вы когда-нибудь перестанете препираться друг с другом? ВЫ научитесь уважать решения друг друга? – сегодня Гарри не был настроен на выслушивание криков этих двоих, да и косые взгляды, которые на них бросали, его уже порядком раздражали.
-Извини, Гарри, – смутилась Гермиона. – Что ты думаешь об этом Сириусе. Он копия твоего крестного во времена мародеров. Странно это как-то! – уже почти шепотом, чтобы слышали только двое ее собеседников, произнесла Гермиона.
-Герм, но ведь существуют очень похожие люди, даже если они и не родные! Ты же сама говорила, - напомнил ее слова Рон. Гермиона уже открыла рот, чтобы ответить, когда…
-Замолчите!- вдруг выкрикнул Гарри, - я не хочу говорить об этом.
Гарри стало неудобно за столь бурную реакцию, и он потупил взгляд. Друзья удивленно на него посмотрели.
-Ладно, Гарри, если ты хочешь, мы не будем об этом говорить, - тихо вымолвил Рон.
-Спасибо. Извините, - совсем смутился Гарри.
- Что там с этими выборами? – быстро сменила тему разговора Гермиона.
- Нет, вы не представляете! Амбридж в своем выступлении заявила, что ее программу, как претендента на должность министерства, я поддержал! Я и Амбридж, что должно случиться, чтобы я поддержал эту Жабу? И многие этому верят - вот что неприятно! – зацепился за новую тему Гарри.
- Мальчики, извините, меня ждет Виктор, - взглянув на часы, сказала Гермиона. - И еще, Рон, даже живя в Болгарии, я знаю, что несколько месяцев назад был разрушен древнейший волшебный замок. Разрушить родовой замок может только вооруженный отряд волшебников – таковых нет. Пожиратели некоторые убиты, другие посажены, а другие ведут себя максимально тихо и незаметно. И что случилось на самом деле неизвестно! Вот, я вам оставила материал на эту тему. - Грейнджер достала из сумки папку с записями и вырезками из газет, - Во-вторых, нас Софи Блэк пригласила в гости – хороший шанс побольше о них узнать, ну и о Блэке соответственно! Сегодня в семь вечера встречаемся около семнадцатой комнаты, если вы, конечно, не станете упрямиться и не придете.
Сказав это, девушка оставила на столе деньги за свой коктейль и вышла из Трех Метел.
- Мы потеряли Гермиону. Да она сама хороша: кроме этого Виктора и Болгарии уже ничего ей не надо! – проводив взглядом уходящую Гермиону, заявил Рон.
-Рон, ты неправ. Она заслужила счастье, мы все его заслужили. У нас за спиной слишком много всего, - Гарри никак не мог понять, почему же Рона так задел ее отъезд в Болгарию.
Рон не успел ничего возразить, как заметил Джинни, которая проходила мимо в обнимку с каким-то незнакомым парнем. У Гарри сжалось сердце, глядя на красивое улыбающееся лицо младшей Уизли. Рон вопросительно посмотрел на Гарри.
-Дружище, если бы ты был повнимательнее, то заметил бы, что мы уже достаточно давно не вместе. Мне было хорошо с твоей сестрой, но так уж сложились обстоятельства - правильно истолковал замешательство своего друга Поттер.
- Чертова война, - хмуро проговорил тот.
Гарри взглянул на друга, тот сидел с задумчивым видом, смотря в никуда. А в памяти Гарри услужливо всплыл один из разговоров с Джинни, который состоялся в середине седьмого курса, на день всех влюбленных поздно вечером в тайной комнате.
-Джинни, я тебя люблю! Я хочу, желаю, чтобы ты всегда была рядом, всегда моей. Чтобы у нас был свой дом, а по нему носились наши дети, - шептал Гарри на ухо Джинни, которая удобно устроилась на его груди.
А потом всплыло еще одно воспоминание. Тогда на улице стояла ранняя весна, уже теплая, с ярким солнцем, с сочными красками наслаждающейся светом природой.

-Джин, ты вернулась? Что сказали врачи? – отрываясь от книги и глядя на девушку, спросил Гарри

-К сожалению, ничего утешительного, прописали еще несколько зелий …и.. - Джинни замялась. В ее больших глазах вдруг появилось столько тоски и печали, что у Гарри сжалось сердце. Он встал и обнял свою девушку, нежно проводя рукой по ее щеке. В послевоенное время хандра накрыла и Гарри, но он боролся со своей депрессией как мог, старался всегда быть внимательнее и веселее с Джинни. Ведь ей тоже пришлось очень тяжело, и поэтому очень нуждалась в поддержке близкого человека.

- Малыш, я с тобой, все наладится, - Гарри, убрав прядь рыжих волос, нежно прошептал на ухо своей девушке.
-Гарри, я никогда не смогу иметь детей! – наконец выпалила на одном дыхании Джинни. Маленький и хрупкий мирок, который так бережно строил Гарри, рухнул. Не будет семьи, не будет того, о чем он так мечтал.
Он так не нашел что сказать, а просто сильнее прижал к себе Джинни и нежно поцеловал в лоб.

-Гарри, я тебя люблю, но…я не могу быть сейчас с тобой. Я хотела подарить тебе счастье, а не смогла, я должна тебе стать опорой, но я ели сама держусь! Я хочу уйти от воспоминаний войны, а не могу. Не могу потому что ты, Гарри, значительная часть ее..извини…Я тебя люблю, но…Я думаю, ты меня понимаешь, - сбиваясь, вытирая катившиеся по щекам слезы, пролепетала Джинни.

« Эх, Джинни, если бы ты знала на сколько ты права. Это война, это из–за меня она, из-за меня так много погибло людей, из-за меня ты сейчас не можешь по-прежнему радоваться жизни. Ты мне служишь также укором. Ведь я должен тебя был оберегать, но даже этого не смог. Ведь я тебя чуть не потерял…тогда…»- думал про себя Гарри.

-Я тебя тоже люблю. И я тебя понимаю. Так нужно поступить, просто пока расстаться - а там будет виднее, - грустно улыбнулся Гарри. Джинни разрыдалась, уткнувшись носом в шею Гарри. Ей было тяжело, она его так любила, но и не могла остаться, иначе она не справится, не сможет просто дальше жить.

Джинни тогда ушла, началась их жизнь друг без друга. Дом на площади Гриммо опять погрузился с темноту и уныние. Сначала они старались избегать друг друга, потом все же изредка встречались или переписывались. Однако у каждого была уже своя жизнь, независимая друг от друга.

-Ладно, Гарри, я не буду спорить. Это бесполезно. Давай посмотрим, что за сокровище нам оставила Гермиона, перед тем как убежать к своему сладенькому Вики! – голос Рона вернул Гарри из мира воспоминаний.

« 31 августа в 19 часов по лондонскому времени выступил главный аврор комитета по раскрытию причине разрушения Баскервиль- холла. Удивительно, но в выступлении господина Падмора не было ни одного четкого аргумента или факта. По словам этого известного волшебника, экспертиза, проведенная на месте разрушения, показала, что замок пал вследствие воздействия сильнейшей магии. Однако аврор не стал уточнять какая же магия причинила такой ущерб. Круг подозреваемых так же не был оглашен. По его словам, расследование продолжается» - гласила статья. Дальше следовало несколько фотографий с руинами замка и ходящих по ним аврорами.

-Рон, а ты там был? – отрываясь от статьи, поинтересовался Гарри.
-В Баскервиль-холле? О да! Страшное место. Говорят, что многие века этот замок был пристанищем для многих некромантов, - Рон даже передернуло от воспоминаний.
-А кому он принадлежит сейчас? – Гарри пытался выудить побольше информации, чтобы лишний раз не рыться по пыльным книжкам.
-Сейчас государству. Это как бы волшебный заповедник. Хозяев у этого замка никогда не было. В нем так сильна магия, что для его поддержания не нужны усилия волшебников! Тем он и феноменален. Точное имя архитектора и создателя так же пока неизвестно, - Рон рассказал все, что смог вспомнить из рассказанного когда-то экскурсоводом.
- Странное место, - резюмировал Поттер, откладывая фотографии и откидываясь на стуле.
- А ты пойдешь на вечеринку к русским? – резко сменил тему Рон, - пойдем! - Предугадал отрицательный ответ своего друга Уизли, - я уверен, там будет интересно. Хватит сычом сидеть, оторвись, с народом пообщайся, расслабься, выпей.
- Я еще точно не решил: идти или нет. - Ухмыльнулся Гарри.
-Да ладно, дружище, повеселишься! Хватит хандрить! Да и с Сириусом этим инакоязычным разберемся!- старался взбодрить старого друга рыжеволосый юноша.
-Сириус, Сириус! Что ж на нем свет сошелся! Почему мне жить спокойно не дадут? – опять начал злиться Поттер.
-Ну хорошо, хорошо! Не заводи волынку! - не стал настаивать на своем Уизли. – Просто оторвемся!
-Учти, иду только ради тебя! – ответил Гарри.
-Ты сделал правильный выбор, друг! – улыбаясь, сказал рыжий.

Фанфик Гарри Поттер. Счастье по-своему

ФанФик. Ab ovo (с начала до конца). Глава 1

Февраль, 16, 2009 (13:57)

Глава 1

Англия, графство Кент.
1058 г.

Где-то вдалеке надрывно вскрикнула ночная птица и нерешительно умолкла. По земле уже стелился густой туман – влажный и холодный, пробирающий до костей. Обычное явление в этих местах в такое время суток. Однако сегодня было что-то зловещее в туманной сумеречной тишине и высоких тонких деревьях, что время от времени загораживали путь неуклюжими ветками. Только скрип колес нарушал притаившееся лесное молчание.
Они тихо и медленно ехали в сумерках – две фигуры в плащах на открытой повозке, что катилась сама по себе. В одном из силуэтов можно было признать мужчину, его ссутуленная спина и обрюзгшая фигура говорили, что он далеко не молод. Он кашлянул и кинул обеспокоенный взгляд на свою спутницу – хрупкую девочку 10 лет, с бледным личиком, но лихорадочно горящими щеками. Ее большие синие глаза были настолько широко распахнуты, что их цвет казался черным из-за слившихся с радужкой зрачков. Иногда ее била едва заметная дрожь, и она еще сильнее куталась в шерстяной дорожный плащ. Потерянный вид этого, по сути, совершенно чужого ему ребенка, все-таки заставлял его сердце сжиматься. Осиротеть, потеряв обоих родителей разом, слишком тяжелое испытание для такого хрупкого существа.
Словно ощутив на себе его сочувственный взгляд, юная спутница подняла голову:
- Когда же мы приедем, сэр Реджинальд?.. - бесцветно поинтересовалась она.
- Скоро, - кивнул головой он в ответ, – пара поворотов… - и снова уставился на едва различимую дорогу. Ему хотелось бы добавить что-то еще – может, что-то ободряющее или успокаивающее, но он не мог подобрать нужных слов – с детьми ему еще не доводилось оставаться наедине…
Поворотов оказалось целых четыре, и сэр Реджинальд Бирсет успел задремать, когда резко затормозившая повозка остановилась у высоких ворот из черного дуба. Он вздрогнул, осмотрелся по сторонам и спустился вниз, но словно что-то вспомнив, обернулся и помог своей маленькой спутнице, неловко взяв ее подмышки и опуская на землю рядом с собой.
Темнота уже окончательно сгустилась. Небо было низким и черным, затянутым тучами, готовыми в любой в момент хлынуть дождем. И лишь блики тускло горевшего фонаря, что висел у ворот, помогали им как-то ориентироваться в пространстве.
- Кого это принесло в такое время суток?.. – раздался недовольный голос с той стороны на настойчивый стук сэра Бирсета.
- Открывай, - Реджинальд явно считал ниже своего достоинства называться слуге. – У меня дело к твоему хозяину.
Но слуга не хотел сдаваться:
- Хозяин велел не пускать кого попало.
- Сначала открой и убедись, кто перед тобой, отродье, а потом заявляй, что…
- Кто там, Тобиус?.. – послышался более внушительный голос.
Сэр Бирсет умолк и заулыбался:
- Ну наконец-то, Годрик! Твоя челядь не хочет нас впустить.
- Нас?.. – послышался ответ и ворота жалобно скрипнули, а потом медленно открылись, явив спутникам самого хозяина: - Кого это нас?..
- Рад снова тебя видеть, дружище! Но я не один, - произнес сэр Бирсет, отходя в сторону, чтобы его друг смог увидеть девочку. – В этом собственно и заключается суть нашего позднего визита.
Годрик слегка нахмурился и уставился на спутницу сэра Бирсета с недоумением. Затем перевел взгляд обратно на друга все с тем же непониманием на лице.
- Я все объясню тебе позже, - поднял руку тот и бросил беспокойный взгляд на черное тяжелое небо.
- Пойдемте в дом, - кивнул Годрик и зашагал по подъездной дорожке к крыльцу.
Пропустив девочку вперед, сэр Бирсет двинулся следом, глядя на широкую спину Годрика. Сколько времени они уже не виделись – года два?.. А Гриффиндор все не меняется, с годами он только мужает. Тот же размах плеч, крепкие руки, статная осанка, все та же короткая рыжая борода на широкоскулом лице и густые рыжие брови, неизменный громкий голос и живой взгляд. Та же простота, но и все то же благородство.
Уже поднимаясь по каменным ступеням, Реджинальд случайно поймал панический взгляд своей спутницы, брошенный на высокую величественную фигуру Годрика. Он сжал ее холодную ладошку в своей и шепнул:
- Не бойтесь, юная леди, сэр Гриффиндор не причинит вам вреда, он добродушен и сможет лучше всех позаботиться о Вас.
Она лишь кивнула, храбро выставив вперед подбородок, и это не мало позабавило Бирсета. Он придержал для нее дверь, пропустив вперед, усмехнувшись. А переступая порог, облегченно вздохнул, поймав себя на мысли, что теперь он, наконец-то, перестал нести свое бремя и заботиться об этой юной особе.

- Ну, дружище, за встречу! – голос Годрика Гриффиндора разносился по кухне. Комната была просторной, без изысков – с каменным полом и огромным дубовым столом посредине – и без единого окна, отчего все пары и запахи скапливались под потолком и перемешивались. Здесь было довольно душно, и сэр Бирсет развязал ворот рубашки, обнажая красную шею в складках. Он поднял кружку с вином в ответ на призыв Годрика и разом опустошил.
- Я еще не успел здесь обустроиться, - вдруг произнес Годрик, обводя взглядом помещение. – Жить в Шотландии, с тетушкой Матильдой хуже, чем с горным троллем. Вечные причитания. А этот дом простаивает пустым, вот я и подумал, что это хорошая возможность… Конечно, в Англии сейчас небезопасно, особенно в Кенте... Времена, сам понимаешь, сейчас беспокойные.
Реджиальд понимающе кивнул.
- Поэтому, - продолжал Гриффиндор, снова наполняя кружки, - я решил, что поживу тут лишь какое-то время. Не стал заниматься хозяйством – обустроил лишь кухню и спальню, все равно скоро уеду… - он немного помолчал, уставившись на свою массивную кружку, а потом доверительно посмотрел на друга: - Знаешь, Реджинальд, у меня столько планов. Я служил при дворе в Шотландии и заботился о тетушке Матильде, а потом понял, что это мне до смерти надоело и что мне уже больше тридцати. Я хочу сделать что-то значительное… Хочу попутешествовать немного, узнать другие места…
Сэр Бирсет хмыкнул и опустил взгляд.
- Не знаю Годрик, может, если ты так задумал, зря я понадеялся на тебя… Я сказал тебе, что у меня к тебе дело. И дело немаловажное.
Он невольно перевел взгляд на девочку, что сидела тут же за столом и ела горячую похлебку. Ее бледность, кажется, стала незаметнее. Она делала вид, что занята своими мыслями, но все-таки тщательно вслушивалась в разговор.
- Знаешь, кто она?.. – понизил голос сэр Бирсет. Годрик тоже кинул беглый взгляд на юную гостью и мотнул головой.
- Дочь Трискета и Розалии Ровенкло. Их не стало неделю назад. На них напали в лесу – неизвестно, кто это был – волшебник, магглы или оборотни… - Реджинальд перешел на шепот, – их нашли разорванными на кусочки. Это их единственная дочка – Ровена.
Повисла зловещая тишина. Годрик потрясенно молчал. Он хорошо знал Трискета и Розалию, но он уже десять лет о них ничего не слышал. Почему они не сообщили, что у них родилась дочь?.. Медленно Годрик снова посмотрел на Ровену, и на этот раз в его взгляде читалось нечто другое – он как-будто оценивал ее по-новому, отметив про себя, что ни у кого еще не видел таких глубоких глаз, неподетски сообразительных.
Юная волшебница выдержала его взгляд, сжав в пальцах ложку. Ей было страшно (Мерлин, как срашно!) в присутствии этого большого и громкого мужчины с яркой рыжей шевелюрой, но она старалась не подавать вида.
- Вот, - нарушил молчание Реджинальд, - тебе осталась записка от ее тетки. Сама она не захотела брать на себя это бремя – слишком стара да и живет среди магглов. Говорит, мол, что я могу ей дать, ей нужен учитель и наставник. – Гриффиндор погрузился в изучение пергамента, в то время как сэр Бирсет продолжал: - А знаешь, Годрик, Ровене и правда нужен тот, кто покажет ей, как обращаться с магией. Она ведь очень способная. Все схватывает на лету, всем интересуется. Из нее может выйти толк. Тем более ты и сам говорил, что тебе надо заняться чем-то значительным… Это в твоих силах.
С минуту Гриффиндор пристально смотрел на сэра Бирсета. Затем перевел взгляд на Ровену, что сидела, затаив дыхание. И покачал головой:
- Нет, я не могу. Не могу, Реджинальд. Это слишком сложно. Почему я?..
- Потому что ближе тебя у Розалии и Трискета не было друга. Я думаю, они бы были счастливы, что ты принял их ребенка как родного.
- Ближе друга?.. Да мы не виделись около десяти лет! – неожиданно повысил голос Гриффиндор, в его взгляде загорелось возмущение. – Они даже не соизволили мне сообщить, что у них есть ребенок! Да, Трискет мне был все равно, что брат, и мне больно, что его больше нет... Но… это слишком неожиданно, - он вскочил, с грохотом опрокинув стул, - И ты заявляешься… и предлагаешь мне такое… Это нарушит все мои планы!..
В волнении он прошелся пару раз туда-сюда по кухне под пристальным взглядом друга.
- Ты только представь, как мне с ней обращаться?.. У меня никогда не было детей, я даже…
- Я не ребенок, - перебил его высокий звонкий голосок. Ридженальд и Годрик в изумлении уставились на Ровену, которая до сих пор молчала. – Я не ребенок, - повторила она спокойнее и поднялась, не сводя взгляда с Гриффиндора. В руках она все также крепко сжимала ложку, сама того не замечая. – Я прекрасно понимаю вас, сэр Годрик. Я… могу пожить и с тетушкой. Так будет лучше. Я все равно не хочу у вас оставаться.
Рыжие брови Гриффиндора взметнулись вверх, взгляд стал заинтересованнее:
- Это то, чего бы вам хотелось, юная леди?.. Я напугал вас, вам хочется уехать отсюда?..
Бирсет бросил на Ровену обеспокоенный взгляд, она вздернула подбородок:
- Напугали?.. Нисколько. Просто если для вас это так сложно, я не хочу быть вам обузой. Мои родители... – она замялась на секунду, но потом мужественно продолжила: - они ни разу не рассказывали мне о вас, поэтому мы чужие с вами люди. У вас… много планов… вы сами так сказали.. – она неуверенно взглянула на Бирсета и тот прыснул:
- Наша Ровена не стесняется в выражениях.
Ровена лишь слабо улыбнулась в ответ, улыбнулся и Годрик. Его взгляд неожиданно потеплел.
- А знаешь, Бирсет… Ты чертовски прав приятель. Из нее действительно выйдет толк.
Он пересек комнату и подошел к Ровене, на чьих щеках снова вспыхнул румянец:
- Если вы хотите, леди Ровенкло, я с удовольствием возьмусь за ваше воспитание.
Годрик протянул ей руку. В напряженной тишине, под пристальным взглядом сэра Бирсета, Ровена смотрела на нее какое-то время, словно борясь с собой, но потом все-таки протянула свою в ответ и пожала широкую красную ладонь сэра Годрика Гриффиндора.

***
Июль, 1061 г.


«Выпад… шаг вперед, еще… защита… поворот... Черт... Как же устали руки. Нет, не сейчас… Еще маленько… Еще шаг… Еще один удар... Я смогу, смогу…. Удар, еще, еще… Дьявол!..»
Она сама не заметила, как споткнулась и оказалась на земле, как тяжелый меч выпал из ее онемевших пальцев и его скрыла трава, как над ней сверкнуло лезвие другого клинка и остановилось впритык с ее горлом. Она ощутила холод металла и зажмурилась.
- Сколько можно?.. – прогремел недовольный голос сэра Гриффиндора. – Я сотни раз тебе говорил, что нельзя увлекаться. Нельзя чувствам брать верх над разумом, когда ты фехтуешь. Нужно замечать все детали, даже корень дерева под ногами… Нужно хладнокровно просчитывать действия противника…
«Началось…» - пронеслось в голове у юной волшебницы. Ровена поднялась, отряхнувшись, и подобрала свой меч. Эфес клинка лег ей в ладонь приятной холодящей тяжестью. Все-таки, несмотря на то, что у нее часто уставали руки и болели предплечья, она любила фехтовать. В этом было что-то очень свойственное ее характеру – стремительность, резкость, жажда победы любой ценой. Она улыбнулась.
- … и поэтому, - донеслись до нее слова Годрика, он все еще продолжал свою тираду, - ты должна опираться не только на свою ловкость, но и на рассудок… сейчас можешь немного отдохнуть, а после обеда, тебе необходимо позаниматься защитными заклинаниями.
Ровена кивнула. Она почти никогда не осмеливалась возражать своему наставнику, когда они занимались – будь это фехтование или засиживание за какой-либо ученой книгой. Годрик обучал ее многим вещам. Он учил ее колдовству с истинным талантом наставника и мастера. Учил чувствовать магию в ее малейших проявлениях, даже в том, как ты берешь в руки волшебную палочку. Она дотронулась до своей, что была заткнута за поясом, как бы убеждаясь, что с ней все в порядке.
Волшебные палочки были поистине ценными. Они передавались из поколения в поколение. И позволить себе их могли лишь немногие из-за непомерной цены. Некоторые эльфы, которые занимались их изготовлением, заламывали просто невозможную цену – вплоть до того, что волшебники платили им частью своих магических способностей. Гномы и гоблины тоже умели мастерить палочки, но они работали не у всех и не всегда обладали положительной магией… Ровена не знала, занимался ли кто-то среди волшебников подобным мастерством… Палочки доставали каким-то тайным образом, и где их можно приобрести знали лишь избранные из высшего магического сословия.
Она видела подобных людей. Иногда они собирались в доме сэра Гриффиндора, пили вино и херес, которым славился Кент на всю Англию, и громко обсуждали положение волшебников и магглов. Даже если бы юная Ровена и не хотела, она оказывалась невольной слушательницей их бесед – такими те были громкими.
Они спорили до хрипоты о том, что магглы несправедливы к волшебникам. Хотя бы в том, что при любой засухе или болезнях скота виноватыми всегда оказывались маги, что жили в той же деревне. Поэтому волшебники все чаще стали селиться в отдалении. Гриффиндор же наоборот придерживался мнения, что магглам и колдунам надо держаться вместе ввиду общего их положения…
Несмотря на то, что Ровене было всего тринадцать, она понимала, о чем шла речь. Сэра Годрика волновало то, что волновало всех. Норманны. Чужеземцы-враги. Те, что почему-то зачастили на континент. Особенно сюда – в Кент, который был близок к морю. Эти люди были грубы, вульгарны, их акцент был ужасен. Они знали некоторые местные наречия – например, западно-саксонский и диалект Нортумбрии, немного валлийского, но никогда не показывали этого и требовали, чтобы «эти напыщенные англосаксы» говорили на французском и галльском. Их громкий смех и отсутствие каких-либо манер повергали в ужас жителей Альбиона, и Ровена никак не могла взять в толк, почему король Эдуард водит дружбу с этими пришельцами.
Среди чужеземцев было порядочное количество ведьм и колдунов. Ей самой не доводилось сталкиваться с этими людьми лицом к лицу, но она была наслышана о них от жителей Саутфлита - ближайшей деревни, в которую часто наведывалась. Они хорошо владели темной магией и боевыми чарами, в отличии от непросвещенного крестьянского народа Англии. И по словам жителей, датчане, что пару десятилетий назад захватили Англию, по сравнению с норманнами, были просто само милосердие…
Норманны же проникали в среду саксов, валлийцев, шотландцев как ржавчина в сталь. Наведывались они и к сэру Годрику. Одно время он тоже побывал в Нормандии, и теперь чужеземцы делали вид, что приезжают к нему по старой дружбе. Они привозили новости, подарки и иногда даже книги, чему была рада Ровена, сразу забыв, что эти гости – «вульгарные чужеземцы»…
Она тяжело вздохнула, присела на траву под деревом и расстегнула плотный воротник камзола. Она всегда надевала мужское платье, когда сэр Гриффиндор обучал ее фехтованию. Или верховой езде. Зато, по письменным наставлениям тетушки Матильды, она должна была иметь подобающий приличной девице вид, когда садилась ужинать или читала ученые магические книги.
Кстати сказать, книги были ее страстью. Она и сама не понимала, что в них такого, но стоило ей раскрыть какую-нибудь книжку в кожаном переплете или тяжелый фолиант с теснением, как она уже не могла остановиться. Словно она умирала от жажды, и слова были влагой, которую она с жадностью впитывала. Ей было интересно все, начиная с того, каким оружием владели древние римляне и кончая современными знахарскими советами по выведению бородавок.
Ради нее сэр Годрик специально обустроил в доме библиотеку, которая стала ее излюбленным местом время провождения. Он привозил ей самые разные фолианты, свитки, пергаменты, и даже три древних папируса на шумерском и древнеегипетском языке, с которыми Ровене пришлось повозиться. Она любила читать о странах, в которых никогда не была. Любила изучать чужие неведомые языки, разгадывать руны и иероглифы, а также языки древних магических существ... Но сэр Годрик почему-то настаивал, чтобы она изучала латынь, древнегреческий и диалекты Англии, Уэльса и Шотландии, которыми владеет и он.
Ровена не могла понять, откуда он столько знает. Иногда ей казалось, что в прошлом у ее наставника есть какая-то трагическая тайна, так как он очень редко рассказывал о своей юности. Все, что она знала о нем – это то, что он родом из Шотландии и когда-то служил там при дворе, а также то, что там у него осталась престарелая тетушка, которая не уставала слать ему письма с наставлениями, вызывающими, между прочим, лишь гомерический смех Гриффиндора…
Поверхностно – только из любопытства – Ровена увлекалась и алхимией с зельеварением, по которым у нее практически не было никаких пособий, и изучение их строилось лишь на экспериментировании. Впрочем, и сам Годрик был не очень силен в этом. Зато он обучал ее теории заклинаний и чар. Он даже достал ей неведомыми путями и ухищрениями редчайшую книгу – совсем ветхую – ту самую, в которой были собраны практически все известные защитные и боевые заклинания «Bellicus Charmonium».
Но часто Ровена находила неточности в самих книгах. Например, она заметила, что если в рецепте настойки Stagno – зелье Неподвижности – асфодель заменить на пыльцу ночной гарцинии, что цветет в третий день полнолуния, сила зелья увеличивается на четыре часа. Или, например, если чуть-чуть изменить угол взмаха при заклинание Левитации Hoverum, предмет, поднятый тобой, летит с более быстрой скоростью… сэр Годрик безмерно ей гордился, хоть и старался не выдавать себя, а наоборот сохранять суровый вид, но в то же время он рассказал ей, что видел однажды индийские свитки древних буддийцев – небольшое пособие по левитации…
Ровена снова вздохнула и подняла голову вверх, уставившись в высокое солнечное небо. Левитация была ее давней мечтой. Она владела ей на уровне предметов, поднимая их воздух и управляя ими… но вот чтобы взлететь самой… без лишних подпорок, как например, метла или какие-то заклинания со стороны, парить… свободно, как ветер… как птица… Как ястреб, рассекающий воздух, или величаво парящий горный орел… Она всегда восхищалась этими птицами… И иногда задумавшись, невольно выводила пером на пергаменте силуэт орла, взмывающего ввысь, или его гордый профиль. Что-то в этом было…
Ровена потянулась и сладко зевнула. Солнце приятно пригревало, и уставшее тело расслабилось под этим успокаивающим теплом. Веки юной волшебницы налились тяжестью, а пение птиц в верхушках деревьев становилось все отдаленнее и отдаленнее… Ей надо идти, - мелькнула еле заметная мысль, - скоро обед, а потом ее ждет сэр Годрик… Но, спустя секунду, девочка-подросток в костюме юноши, уже сладко спала, так и не убрав руки с эфеса меча, что лежал рядом...

* * *
… Она спала, и ей снился сон. Она точно знала, что спит, потому как только во сне можно было увидеть такой ужас. Разум отказывался воспринимать то, что она видела вокруг – смерть, кровь, всполохи проклятий, языки пламени, смрад горевших мертвых тел… Она шла среди убивающих друг друга людей, незамеченная никем, словно сторонний наблюдатель… она шла, и сердце ее учащенно билось от увиденного. Она слышала их крики, их стоны боли, их яростные возгласы… их глаза сияли ненавистью, их лица были искажены в гримасы, словно у зверей, в их руках были окровавленные мечи… И запах разбрызгиваемой крови резко ударял в нос…
И вдруг посреди всего этого как сквозь красную пелену, она увидела ее. Женщину. С до боли знакомым лицом. Ее лицом. Она отчаянно сражалась, одетая в мужское платье, как всегда. Волосы ее растрепались и прилипали ко лбу, мокрому от пота, лицо было испачкано кровью… Спина к спине с ней стоял высокий мужчина в зеленом плаще, сражаясь с другим противником. Рукоятка его меча сверкнула драгоценными камнями, и она четко увидела выгравированную двойную S на серебре эфеса…
Они сражались отчаянно со все прибывающими воинами, прильнув друг к другу спиной, и казались единым целым… И в какой-то момент ей показалось, что мужчина повернул голову и уставился не мигая на нее, настоящую. И его светлые пронзительные глаза прожгли ее насквозь…

Ровена вздрогнула и проснулась. Она тяжело дышала, сердце колотилось в груди. Потом приложила руку ко лбу и постепенно успокоилась. Сидя в тишине, она раздумывала над своим сновидением какое-то время. Кто это был?.. Она сама?.. А этот незнакомец?.. И гравировка на его мече. И этот его взгляд.
Все еще находясь под каким-то странным смутным ощущением, она дотронулась до своего собственного меча, что лежал рядом. Она совсем не ожидала, что сумеет когда-нибудь так фехтовать, как та женщина во сне – каждое движение отточено, продуманно, каждый взмах – идеален и направлен точно в цель. Она была так изящна, так стремительна…
Быстро поднявшись, словно к ней пришла какая-то мысль, Ровена взяла меч и попыталась повторить увиденный во сне маневр. Взмах снизу, блок, и снова взмах слева… Солнце играло на холодном лезвии, завораживая. Она решительно рассекала воздух, наслаждаясь силой и мощью клинка. Шаг вперед, поворот, взмах снизу, в сторону.. блок… Все как ее учил сэр Годрик. Она настолько увлеклась собственной игрой, что совсем не услышала шагов за спиной и поняла, что она уже не одна, только по нервному возгласу:
- Тише, леди Ровена, вы меня убьете… и себя за одно…
Она резко обернулась и увидела старого Тобиуса – слугу сэра Годрика. Сколько она себя помнила, Тобиус жил здесь, в доме Гриффиндора, и помогал ему во всем, несмотря на то, что был уже в годах. Его жена – толстушка Катрина – прислуживала на кухне и убирала дом. А так же с недавних пор сэр Годрик возложил на нее новую обязанность следить за воспитанием леди Ровенкло, и Катрина яростно принялась за исполнение обязанностей, досаждая Ровене нудными назиданиями. А также иногда, забывшись и войдя в роль наставницы, начинала читать нотации и самому Годрику о том, что не пристало приличной девице, как леди Ровенкло, ходить в мужском платье да драться на мечах, как мальчишке крестьянскому…
Похоже, под влиянием жены, Тобиусу тоже не нравились их занятия фехтованием, потому как он неодобрительно смотрел на держащую в руках меч Ровену.
– Сэр Годрик просил найти вас, – произнес он, поджав губы, – и сказать, что обед уже подан, и вы не должны опаздывать – сегодня у нас гости, господа из Дувра.
Ровена тяжело вздохнула. Опять из Дувра. И опять они будут обсуждать положение в стране. Казавшиеся сначала такими увлекательными, эти беседы ее начали утомлять. Кстати, не тот ли господин из Дувра приехал к ним сегодня – сэр Трикси, кажется, – который пообещал ей в прошлый раз достать справочник по древнему арабскому?.. Она была без него, как без рук. Он был ей необходим для расшифровывания древних свитков, что она выторговала у одного иностранца, когда была в Лутоне с сэром Годриком. И Ровена, повернувшись, зашагала к дому следом за Тобиусом.

Сэра Трикси не оказалось среди приезжих. Господ было всего двое. Одного из них она помнила – бельгиец Матис Ондатже, герцог валлонский. Несмотря на свои бельгийские корни и титул, его семья жила в Дувре еще со времен Кнуда Великого. А во взгляде его черных глаз всегда читалась хитрая усмешка, от которой Ровене становилось не по себе.
Комната, в которой обычно проходили трапезы, была узкой и длинной, и казалась совсем темной из-за низкого потолка. Потому даже днем здесь горели свечи. Сэр Гриффиндор сидел, как обычно во главе стола, бельгиец и второй господин разместились по бокам от него. Сидеть за одним столом со взрослыми мужчинами Ровене казалось особой честью, ведь детей обычно отправляли трапезничать на кухню. Но сэр Годрик всегда почтительно относился к ней и любил обедать за одним столом со своей воспитанницей.
Ондатже подмигнул Ровене, когда она вошла в комнату, на что юная ведьма лишь неуверенно кивнула. И села за стол, как была – в мужском платье, стараясь не замечать неодобрительного взгляда Катрины. Она стояла тут же, чуть поодаль от стола, и ждала, когда ее отпустят за неимением каких-либо еще указаний.
– Так вот, Годрик, – произнес второй господин, которого Ровена не знала, – на счет короля Эдуарда, – по видимому разговор начался давно, – что толку от такого правителя, который прячется за норманнскими юбками?..
Годрик задумчиво посмотрел на свой кубок, вертя его в руках.
– Ты говоришь, нам надо держаться вместе с магглами, – продолжал незнакомец, – вот только магглы бояться что-либо предпринимать. Они думают, Годвин приструнил Его величество, когда тот слишком тесно затесался в норманнских кругах…
– И раздарил половину британских земель норманнам, надо заметить, – вставил Ондатже, усмехаясь. А потом снова перевел взгляд на Ровену. Его усмешка стала чуть шире, и Ровена поспешно опустила взгляд к тарелке. При этом человеке она всегда робела и не понимала почему.
– Точно, – подхватил второй гость. – Я говорил тоже самое эрлу Леофвину. Он не хочет ничего слышать… Я не понимаю магглов, мы живем с ними бок о бок, они знают о нашей магической силе… И я бы предложил им объединиться – их численность и наши волшебные способности…
– L’union fait la force! – Поднял свой кубок Ондатже. – Так гласит национальный фламандский девиз. «Единство дает силу»!
Гриффиндор посмотрел на незнакомого Ровене господина:
– Ты прав, Шэклболт, только… магглы с подозрением поглядывают на нас в последнее время. Некоторые аббаты настраивают магглов против волшебников, называя нас язычниками. Я пытаюсь разуверить их. Но есть и еще кое-что, дело не только в этом…
Гриффиндор вдруг замолчал, заметив, что Ровена его слушает. Она давно закончила обед и сейчас, воспользовавшись тем, что мужчины увлечены беседой, наблюдала за разговором.
– Катрина, – громко произнес он, – проводи Ровену и помоги ей переодеться. – А потом перевел взгляд на саму Ровену: – Как видишь, я не могу сейчас отвлечься, но я верю, ты в силах сама себя занять.
Ровена кивнула, как всегда. Вставая из-за стола, она поймала на себе очередной взгляд хитрого бельгийца. И в очередной раз опустила глаза.

Выйдя из трапезной, Ровена сказала Катрине, что справится сама и прошла в холл, соединяющий правое и левое крыло здания. Сам дом сэра Годрика Гриффиндора не отличался изысканностью и роскошью ни снаружи, ни внутри. Одноэтажный, низкий, с узкими окнами и прочными стенами, он напоминал самого хозяина – крепкого, сбитого и не обладающего какой-либо грацией.
Самым любимым местом, после библиотеки, у Ровены стал этот самый холл, именно потому, что по сравнению с другими низкими темными комнатами, здесь было больше пространства и света, так как и окон было больше. Она подошла к узкому высокому окну и уставилась на затейливый узор из цветного стекла. На рисунке был герб семьи Гриффиндоров - стоящий на задних лапах лев и напоминающий какое-то волшебное существо – ни то грифона, ни то аллестра. Храбрость и сила настоящего льва – гласил девиз Гриффиндоров.
Ровена задумчиво обвела узор пальчиком, чувствуя холод и неровность темного стекла. Ей хотелось побыть в одиночестве и подумать. Внутри поселилась какая-то внутренняя тревога. Беспокойство в голосе сэра Годрика не выходило у нее из головы. Конечно, все эти норманнские разговоры – как мысленно окрестила их Ровена – велись давно, да и люди постепенно привыкли к неизбежному присутствию чужеземцев. Но в этот раз было что-то не так. Она почувствовала.
Стук внезапно начавшегося дождя по стеклу, отвлек Ровену от мыслей. Дожди здесь были привычным делом, перемежаясь с минутами яркого солнца. Кент был известен своим погодным непостоянством из-за приближенности к морю.
Наблюдая за мокрыми дорожками на окне, Ровена постаралась перебороть свою тревогу и выкинуть из мыслей разговор за столом. Только один эпизод все-таки никак не выходил у нее из головы. Стоило ей прикрыть глаза, перед мысленным взором снова появлялся лукавый взгляд проклятого бельгийца.
И Ровена едва заметно улыбнулась – краешком губ.

Источник Фанфики о Гарри Поттере - Ab ovo (с начала до конца)

Приключения Гарри Потера и Дженни Паркер «Тайная Тайна Хогвартса» - Глава 13. Поворот времени.

Февраль, 8, 2009 (18:25)

Глава 13
Поворот времени
До сих пор не знаю, как Дамблдор узнал о том, что мы пошли к Варкулакам, но если у нас хватило ума кричать об этом в библиотеке тогда всё понятно. Вечером он вызвал нас к себе в кабинет.
-Как вы могли нарушить школьные правила. Я ожидал это от кого угодно только не от вас. Это после всех тех неприятностей, которые вы пережили! Вам новых захотелось?
-Но профессор Дамблдор поймите меня правильно…- начала я.
-Гарри, Рон, Гермиона, Дженни,- строго сказал Дамблдор,- не встревайте в переделки. Это может вам дорогого стоить. Вы же знаете ситуацию в школе, а в особенности мои отношения с Корнелиусом Фаджем, министром магии.
Прежде чем Гарри, Рон или Гермиона успели, что-то сказать я сделала решительный шаг к столу. Я опёрлась обеими руками на стол и посмотрела в глаза Дамблдора.
-Я берусь померить вам с министром. Я вам обещаю, что ваши отношения с министром магии наладятся, только дайте нам шанс. За то, что мы собираемся сделать, любое Министерство вам в ноги поклонится.
Дамблдор некоторое время смотрел в мои глаза. Я видела, что он колеблется.
-Хорошо,- после короткого молчания сказал он.- Только не пользуйтесь больше такими способами выведывания информации. Это может быть очень опасно.
-Хорошо,- облегчённо вздохнула я,- спасибо профессор.
Мы вышли из кабинета и направились в общую гостиную. По дороге Гермиона спросила:
-Как ты это делаешь? Почему с тобой все соглашаются?
-Не знаю,- равнодушно откликнулась я,- но что плохого в том, что плохого в том, что нам разрешили отомстить за мамину смерть. С этого и начнём.
-Каким образом?- возразил мудрый Рон,- мы же убили всех Варкулаков!
-Их главарь сказал, что мама знала о нападении и о том, что её палочку сломают.
-И что из этого следует?- не понял Гарри.
-Элементарно, Ватсон. Сила Поворота Времени,- ответила я.- Я нашла заклинание в маминой тетради. К стати было бы неплохо, чтобы вы вернули мне мои силы. Попользовались – хватит.
В это время мы достигли Гриффиндорской башни. Там, усевшись в дальнем углу гостиной, я прочитала заклинание, вернувшее мне мои силы. Мы сидели в этом самом углу до двенадцати вечера, до тех пор пока последний ученик не покинул гостиную. Я тяжело вздохнула, достала тетрадь и принялась искать заклинание, увиденное мною накануне.
-Вот оно,- тихо сказала я.
-А как мы объясним, я какой радости мы вдруг появимся посередине Гриффиндорской гостиной?- спросила Гермиона.
-А мы и не появимся посередине гостиной. Как личностей нас ещё не существует. Вернее мы существуем, но ещё не сформировалась наша оболочка. Такая, какая она сейчас. Нас там ещё не существует. А в жизни моей мамы вы не играли никакого значения значит, она не будет вас видеть и слышать. Мы идём не совсем в прошлое, это же не Маховик Времени, это заклинание, мы идём в её память.
-Но ты же существуешь?- Гермиона недоумевала.
-Значит, меня будут слышать.
-А видеть?
-Нет, моей внешности ещё не существует.
Гермиона равнодушно пожала плечами.
-Читай,- сказала она.
Я взяла бумажку и написала день, когда сломали мамину палочку. Я поднесла к ней кончик волшебной палочки, и она загорелась. Пока она горела, я прочитала следующее заклинание:
-Сквозь время и пространство
Нам надо пройти
На этом месте
15 лет назад
Нам надо быть
За мамину смерть отомстить.
Перед нашими глазами всё замелькало. У меня начала кружиться голова, но в тот момент, когда я подумала, что сейчас упаду в обморок мелькание прекратилось. Мы с Гарри, Роном и Гермионой упали на пол в том самом углу, где только что сидели. Гостиная была полна народу. В тех креслах, где мы только что сидели какие-то первокурсники. Они играли в шахматы.
-Ему сейчас будет мат,- сказал Рон, указывая на шахматную доску.
-Нет времени,- поторопила я,- пошли.
Рон оторвался от созерцания первокурсников, и мы бросились бежать. Нам не пришлось открывать портрет Полной Дамы. В тот момент, когда мы хотели затормозить перед ним мы вдруг просто прошли сквозь него.
-А мы не можем просто переместиться?- спросила, запыхавшись Гермиона, когда мы пробегали по коридору пятого этажа.
-У меня же ещё нет сил. Исторически.
Мы побежали дальше по коридору, свернули в потайной проход, сбежали по лестничке и выскочили на четвёртом этаже. Дальше мы побежали в коридор преподавателей.
-Вон там,- сказала я, указывая на открытую дверь в конце коридора.
Мы вбежали в комнату.
-Теперь тихо,- сказала Гермиона,- тебя же услышат.
Я кивнула. Мне было абсолютно всё равно, что говорит Гермиона. Я не помнила маму. Впервые я была так близко к ней. Я видела её. Она была точно как на фотографиях, сохранившихся с незапамятных времён. Она покачивала колыбельку, в которой лежала маленькая я. Она повернулась к нам, словно чувствовала, что мы на неё смотрим.
-Так вот в кого ты такая красивая,- не сдержался Гарри.
-Да, мама у меня очень красивая,- громко ответила я.
Гермиона подлетела ко мне и закрыла рот рукой, но мама всё равно услышала.
-Кто тут?- она вскочила со стула, на котором сидела.
-Ты можешь изменить историю,- прошипела Гермиона мне в ухо.
-Кто тут? Выходите.
После паузы она добавила:
-Это что опять шутки призраков? Ну, сколько можно?
Мама подошла к прикроватной тумбочке, открыла её и достала шкатулку с амулетами. Она вытащила оттуда несколько амулетов и одела их на меня, лежащую в колыбельке. Сама она села рядом.
-Когда уже?- прошептала Гермиона, и в тот же миг в комнату переместились Варкулаки. Их было двое. Они появились у самого входа. Дверь захлопнулась сама собой. Я хотела крикнуть, но Гермиона зажала мне рот рукой. Варкулак махнул рукой, и мама взлетела под потолок.
-Что вы делаете? Отпустите меня,- крикнула она.
Она протянула руку и выпустила столб огня. Но этим она только отбросила Варкулака, поднявшего её в воздух. Она рухнула на пол как тряпичная кукла. Я ничего не могла сделать. Гермиона по-прежнему держала меня, чтобы я не могла вырваться и зажимала мне рот, чтобы я не могла кричать. Когда мама упала на пол, палочка выкатилась из внутреннего кармана мантии. Мама, не имея возможности дотянуться до палочки, принялась сжигать главаря. Тем временем второй телекинезом подтянул к себе палочку моей мамы. Он разломил её пополам.
-Всё кончено,- сказал он, и оба Варкулака исчезли.
Мама сидела на полу и плакала. В тот же миг мы увидели, как в комнату ворвалась Патти. И тут случилось то, чего никто не ожидал. Перед нашими глаза снова всё замелькало. А когда мелькание прекратилось, мы вывались на пол в библиотеке.
-Что это?- спросил Рон.
-Библиотека,- удивлённо сказала Гермиона.
-Смотрите там мама,- тихо сказала я.
Совсем рядом с нами, за столом сидела моя мама и что-то писала. Я тихонько подошла к ней, не смотря на молчаливые протесты Гермионы. Заглянув к ней через плечо, я прошептала в ухо Гермионы:
-Это книга о символах, та самая, в которой я нашла тетрадь.
Мама писала в какой-то тетради, а рядом лежала тетрадь с заклинаниями.
-Смотри,- сказал Гарри.
Я посмотрела в указанном направлении и увидела Люциуса Малфоя, наблюдавшего за моей мамой. Через несколько секунд мама его заметила. Она вложила тетрадь с заклинаниями в книгу, а книгу быстро всунула на полку. Она забрала обычную тетрадь, в которой писала, и убежала. Мы, переглянувшись, побежали за ней. Мама прибежала в комнату, ту самую, которую мы покинули, пять минут назад, ту, где моя мама лишилась палочки. Мама подошла к колыбельке, где мирно спала я и одела на меня тот самый амулет с красным камнем.
-Майа подожди,- это Люциус Малфой ворвался в комнату.
Лицо мамы скривилось в страшной гримасе.
-Ты, я смотрю, так и не научилась закрывать дверь.
-Что тебе нужно?- убийственно холодным голосом спросила она.
-Тебя же бросил Джеймс. Ты что будешь одна? Лучше будь со мной. Я ведь тебя люблю.
-А если я не буду с тобой?
-Ты отказываешь мне? Я же тебя люблю.
-Я тебя не люблю. Ты же знаешь, я всегда любила и люблю Джеймса. Так это ты всё ему рассказал? Но как?
На лице Люциуса отобразилось превосходство.
-Временное заклятье анимага.
-Знаешь что? Я тебя не просто не люблю. Я тебя ненавижу. Уйди, пожалуйста.
Майа показала рукой на дверь. Люциус повернулся к двери и сделал к выходу несколько шагов. Потом он резко извлёк из-под мантии волшебную палочку, и взмахнул ей в сторону двери. Дверь закрылась. Люциус с перекошенным от ярости лицом повернулся к Майи.
-Нет,- крикнул он,- или ты будешь со мной или будешь мертва.
-Тогда я лучше умру. Какая разница, когда умирать. Сейчас или через несколько месяцев.
Я стояла рядом и понимала, что ничего не могу сделать, и мне остаётся только смотреть, как Люциус сейчас убьёт мою маму.
-Твой выбор умереть,- тихо сказал Люциус.- Хорошо ты умрёшь.
-Подожди,- громко сказала я.
Люциус обернулся, оглядывая комнату. Гермиона тихо прошептала:
-Дженни, не надо.
-Сейчас ты убьёшь мою маму, но запомни, бойся Дженни Паркер. Она вернётся и отомстит тебе за смерть своей мамы. Это я тебе обещаю.
-Дженни, что ты делаешь?- Гермиона была в ужасе,- нельзя менять историю.
-Мама, спасибо тебе за этот амулет и за то, что ты была верна папе.
-С меня хватит,- взревел Люциус.- Ты меня не пугай этой малявкой. Уходи, кто бы ты ни был.
-Мы ещё встретимся,- сказала я и отвернулась.
-Авада Кедавра.
Люциус резко повернулся к маме. Зелёный луч попал ей прямо в сердце. Она упала на пол. Сомнений в том, что она мертва, не осталось.
-Сквозь время и пространство
Нам надо пройти
На этом месте спустя 15 лет нам надо быть
Дела свои завершить
Всё снова замелькало и, через несколько секунд, мы приземлились в нашем времени в Гриффиндорской башне.
-То есть, можно просто используя Силу Поворота Времени, узнать кто убийца?- не в тему спросил Рон.
-Рон это не совсем так!- воскликнула Гермиона, глядя на меня.
-Люциус Малфой убил мою маму.
-Дженни, ты уверена, что не поменяла историю.
-Нет. Моя мама мертва. Её убил Люциус Малфой.
-Да,- мягко сказал Гарри,- но как это доказать?
-Доказать?- резко переспросила я.
-Мы это видели, но это должны увидеть в Министерстве.
-Знаете что, я, кажется, знаю, как нам это доказать,- сказала Гермиона.
Гермиона поманила нас к себе рукой, и мы сидели, обсуждая план ещё час. После мы разошлись по спальням, даже не притронувшись к домашнему заданию.
Я ещё долго лежала без сна, прокручивая в голове план. А потом вдруг подумала, что хорошо иметь верных друзей. Они всегда тебе помогут и поддержат.

Приключения Гарри Потера и Дженни Паркер

фотографии актера Дэниела Рэдклиффа

Январь, 23, 2009 (21:11)

Представляю вам фотографии актера Дэниела Рэдклиффа. Все новые фото высокого качества.
На этих фото Дениел Рэдклиф голый.
Скачать 1 \ Download 1Скачать 2 \ Download 2Скачать 3 \ Download 3

Back to the past

Декабрь, 24, 2008 (11:55)

Сегодня начал перечитывать ГП с самой первой книги.

Ух...

А сколько раз ТЫ перечитал ГП?

Дэниел Редклифф один с самых высокооплачиваемых звезд младше 30-ти!

Декабрь, 16, 2008 (21:24)

Дэниел Редклифф, сыгравший Гарри Поттера, обязан своим местом в топ-десятке писательнице Джоан Роулинг: пятый фильм из семикнижной серии Гарри Поттер и Орден Феникса собрал $292 миллионов. Сейчас ему 19 и он заканчивает выступления на Бродвее в скандальной постановке Equus, где ему приходится раздеваться на сцене.

Сказки барда Бидля начнется в 25 странах.

Декабрь, 16, 2008 (21:22)

Напомним, что Сказки барда Бидля неоднократно упоминаются в последней книге знаменитой "поттерианы". По сюжету, эта книга помогла Гарри Поттеру победить Волан де Морта. Именно ее профессор Дамблдор завещал Гермионе Грейнджер.

Первый рукописный экземпляр книги был продан на аукционе Сотбис 13 декабря 2007 года за 800 тысяч фунтов стерлингов, а средства, полученные от продажи, направлены на благотворительные цели.

Новая книга, скорее всего, станет мировым бестселлером, считает британская газета Дейли Телеграф. Общий тираж сборника составит 7,5 миллиона экземпляров. Однако писательница, чье состояние оценивается в 560 миллионов фунтов стерлингов, не получит прибыли с продаж своей книги: все доходы пойдут на благотворительность для социально незащищенных детей.

Изначально Роулинг собиралась выпустить только семь книг, написанных от руки и с иллюстрациями самой писательницы. Шесть книг планировалось раздать ее близким друзьям, а седьмую продать на аукционе за 1,95 миллиона фунтов стерлингов. Однако в последствии писательница решила дать фанатам шанс получить заветную книгу в свою коллекцию.

Книжный онлайн-магазин Амазон, который выкупил на аукционе рукописную копию книги, решил выпустить 100 тысяч коллекционных изданий книги стоимостью 67 фунтов стерлингов ($100) каждая.

Сказки Барда Бидля могут стать не последним творением писательницы, как сообщалось ранее. Джоан Роулинг заявила о своем намерении написать энциклопедию о Гарри Поттере.

25 самых частых ответов при работе с аудиторами

Февраль, 1, 2008 (23:05)

1) Почему вы постоянно вы нас в чем-то подозреваете?
2) Вы можете сами назначать встречи, только согласовывайте с нами людей, время, место и список вопросов
3) Процедура подписана сегодня, но она действовала весь прошлый год
4) Этот контроль более не является ключевым, т.к. риск снижен до достаточного уровня
5) В указанных вами месяцах, по согласованию с руководством, мы решили не проверять эти цифры

Кх.....

Декабрь, 24, 2007 (11:00)

Нашел пару статей, где каламбурно вспоминают ГП

http://www.ya2004.com.ua/2007/10/02/734/

http://www.ya2004.com.ua/2007/07/21/624/

< back | 0 - 10 |